Россия предупредила мир о новой экономической опасности

Пессимистичный сценарий, который предлагает мировую рецессию, стал в последнее время еще реальнее, заявила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Хотя базовый сценарий прогноза регулятор по-прежнему считает наиболее вероятным. Что же стимулирует мир к новой катастрофе? И почему новый мировой кризис не будет похож ни на один предыдущий в 21 веке?

Россия предупредила мир о новой экономической опасностиФото: ТАССТАСС

«Базовый сценарий мы почему называем базовым, потому что мы считаем его гораздо более вероятным, чем альтернативные сценарии», — сказала глава ЦБ. Вместе с тем, по ее словам, «за последние месяцы ситуация и баланс рисков для мировой экономики, они несколько сместились если не в сторону полномасштабного глобального кризиса, то более жесткого варианта развития ситуации».

По базовому сценарию глобальной экономике удастся избежать новых серьезных потрясений. В этом случае повышение ставок ведущими центробанками против инфляции сработает, и хотя темпы роста мировой экономики замедлятся, но масштабной рецессии не произойдет. Российская экономика уже во второй половине 2023 года сможет вернутся к росту и будет расти на 1,5-2,5%, а инфляция снизится до 5-7% в 2023 году.

В более оптимистичном сценарии России удастся быстрее наладить импорт и экспорт, и восстановить внутренний спрос, а инфляция вернется к целевой в 4% уже к концу 2023 года.

Интересен третий сценарий, который ЦБ называет глобальным кризисом.

«Мы можем увидеть кризис, сопоставимый по масштабам с 2008-2009 годами», — говорит Набиуллина.

И хотя это изначально менее вероятный сценарий, чем базовый, но глава ЦБ считает, что он стал более реальным.

Новая мировая рецессия, конечно, будет неприятна и для России. Потому что спрос в мире на энергоресурсы резко снизится, и значит, российский экспорт – тоже. Наша экономика вместо роста просядет еще больше, чем в этом году, инфляция вырастет, а курс рубля ослабнет. Центробанку придется действовать жестко – повышать ставку. Вернуть инфляцию к цели в 4-5% удастся только в 2025 году.

Что же может привести мировую экономику к кризису? Во-первых, это произойдет, если повышения ставок ведущими центробанками окажется недостаточно для того, чтобы затормозить рост инфляции.

Во-вторых, если геополитическая напряженность будет только возрастать и будет происходить «фрагментация, регионализация глобальной экономики». Третья предпосылка к глобальному «апокалипсису» — это усиление санкций против России.

Многие страны столкнулись с резким ростом цен на энергоносители и продовольствие, что привело к энергетическому и продовольственному кризисам, отмечает Наталья Мильчакова, ведущий аналитик Freedom Finance Global. По ее словам, они были порождены, с одной стороны, пандемией коронавируса 2020-2021 года и перебоями в поставках товаров и сырья по всему миру. С другой стороны тем, что некоторые страны G7, особенно США и Великобритания, накачивали экономику «вертолетными деньгами», которые печатались и раздавались населению в больших объемах, а необеспеченная товарами денежная масса является одним из факторов роста инфляции.

«В 2022 году к причинам инфляции присоединились всем известные геополитические факторы и последствия введения еще раньше эмбарго против некоторых других крупных экспортеров энергоносителей – Ирана и Венесуэлы», — говорит Мильчакова.

В итоге инфляция в странах Запада скаканула до 40-50-летних максимумов.

«Теперь мировые центробанки пытаются бороться с инфляцией путем повышения процентных ставок, хотя еще год назад Европейский центробанк уверял, что рост инфляции – это временно. Но главное, что сегодня инфляция в западных странах из монетарного явления (каким была до сих пор) превратилась в классическую инфляцию издержек (на фоне роста цен на продукты и энергию). А это значит, что повышение процентных ставок может оказаться не слишком резу

Кроме того, само по себе повышение процентных ставок имеет обратную сторону в виде торможения роста производства и вообще реального сектора экономики», — говорит Мильчакова.

«Кризис случится, если ставки Центробанков перейдут двузначные значения, а инфляция в ведущих странах Запада вырастет еще сильнее текущих значений», — говорит Денис Домащенко.

«Предотвратить рецессию на текущий момент крайне сложно, более вероятным сценарием является возможность ее смягчить. Но для этого необходимо снижение инфляции, для чего в свою очередь необходимо снижение цен на сырьевые товары», — отмечает Денис Буйволов, аналитик «БКС Мир инвестиций».

Проблема в том, что западные страны борются только с последствиями – с растущей инфляцией, но не борются с причиной – дефицитом энергоресурсов и продовольствия.

Кажется, что Западу уже нечем бить по России, самые жесткие ограничения уже и так введены, куда больше? Однако еще, по сути, не введено нефтяное эмбарго Евросоюзом, оно вступит в силу только в декабре и январе. Нависает угроза также по введению потолка нефтяных цен и потолка газовых цен. Вместо того, чтобы снять санкции на российский уголь, отменить будущие санкции на нефть и не грозить ударом по газу из России, ЕС придумывает новые санкции, и резко снижает потребление энергоресурсов за счет закрытия промышленных предприятия и отключения общественного освещения. От этого больше энергоресурсов на их рынке не окажется.

«Кроме того, еще не все жесткие санкции введены в финансовой сфере, например, не все российские банки отключены от «Свифт». Еще не были включены механизмы вторичных санкций для противодействия, например, «параллельному» импорту в Россию», — говорит Денис Домащенко, заведующий лабораторией «Исследования денежно-кредитной системы и анализа финансовых рынков» РЭУ им. Плеханова.

Будущая рецессия, если она произойдет, не будет иметь ничего общего с кризисами 2008–2009 годов, 2014–2016 годов и весны-осени 2020 года, считает Мильчакова. Она отмечает, что все эти кризисы происходили в условиях падения цен на сырьевые товары и обострения хронической дефляции.

«Кризис 2008–2009 года продолжался недолго, всего год. Кризис 2014–2016 годов был более затяжным, но тогда нефтяной рынок от обвала спас альянс ОПЕК+, как и в 2020 году. Вслед за восстановлением цен на энергоносители стали восстанавливаться и другие сырьевые рынки», – напоминает эксперт.

Однако новый потенциальный кризис ожидается на фоне роста цен на сырье и рекордной инфляции. Это совершенно иные условия.

«Если кризис 2008-2009 годов был во многом купирован политикой количественного смягчения, то в условиях высокой инфляции, такая опция может быть недоступна», — добавляет начальник аналитического управления банка «Зенит» Владимир Евстифеев.

«Будущая мировая рецессия совершенно не будет похожа ни на один из прошлых кризисов, и отчасти потому, что она сопровождается тектоническими изменениями всей архитектуры мировой политики и экономики. Она может оказаться намного более масштабной», — считает Мильчакова.

Однако, конечно, эксперты надеются на более оптимистичные сценарии.